воскресенье, 7 июня 2015 г.

Александр Панов: На Евро сборная России не выйдет


Шатов, видимо, на станке никогда не работал

— Как поживаете, Александр Владимирович? 

— Хорошо, жив-здоров — и слава богу.

— Осуществили свою мечту, открыв спортшколу? 

— Да, работаем над деталями, но в целом все функционирует, дети ходят.

— У нас в стране сложно открыть центр подготовки игроков? 

— В принципе несложно. Главное — желание, идейные люди рядом и энтузиазм: не все же измеряется деньгами. Недавно, к слову, с ветеранами ездили в Луганск, где люди год воевали. Сыграли товарищеский матч, пришло приличное количество народу — получился праздник! Футбол как раз и должен существовать для того, чтобы приносить радость.

— Олег Шатов не так давно сравнил профессию футболиста с работой у станка. Как думаете, ему футбол приносит радость? 

— Он, видимо, у станка никогда не стоял — в отличие от меня. Футбол — прежде всего творчество, и сравнивать игру с тяжелой работой на заводе абсолютно неуместно.

— После завершения карьеры футбола в вашей жизни меньше не стало? 

— На самом деле теперь играю даже больше. У меня, кстати, есть собственная футбольная лига, куда мы подтягиваем ветеранов. Ведь им тяжело — везде молодежь, а у нас они бегают в свое удовольствие.

— Трудно было переходить из футбольной жизни в «реальную»? 

— Нет, ко всему нужно относиться нормально, быть «правильным» человеком. Футбол — не вечное занятие. Люди играют, как правило, до 33–35 лет, а потом наступает обычная жизнь.

— Сейчас вас нередко цитируют спортивные СМИ. Нравится, что людям интересно мнение Александра Панова? 

— Приятно, что прислушиваются. Хотя ничего особенного не говорю: просто констатирую то, что вижу. Видимо, моя речь понятна обывателю, который любит футбол, но не знает всех его тонкостей.

— Есть ли у вас амбиции на этом поприще? Скажем, стать самым популярным экспертом страны? 

— (Смеется.) Вовсе нет! Сказать честно, абсолютно не напрягаюсь. Иногда соглашаюсь на интервью, иногда отказываю — зависит от настроения. Популярность — хорошее дело, но если обо мне забудут, не расстроюсь.
Через год в «Зените» своих воспитанников не останется

— На заре карьеры вы уехали в китайский чемпионат. Обычно туда отправляются доигрывать… 

— Молодым тогда не очень доверяли, а когда пришел Павел Садырин, мне и вовсе сказали, что шансы попасть в «Зенит» равняются нулю. И тут с дублем поехали в Китай на сборы, где к нам подошли местные руководители, владевшие огромным заводом, и предложили приемлемые условия. Мне к тому же армия светила… А еще тот период был очень трудным для меня — хотелось кардинально изменить свою жизнь. По сути, Китай — место, где я родился заново.

— Что скажете о стране? 

— Китайцы любят футбол — по 50 тысяч ходит на стадионы.

— Из Поднебесной вернулись другим человеком? 

— Да, там были трехразовые тренировки, серьезные физические нагрузки — приехал окрепшим, что и позволило по возвращении закрепиться в «Зените», уже при Анатолии Бышовце.

— Как бы охарактеризовали «Зенит», игравший на стыке тысячелетий? 

— У нас была российско-украинская команда, в основном все говорили на русском. Много времени проводили на базе, часто общались, что делало нас единым целым.

— Согласитесь, сейчас на «Петровском» играет совсем другая команда. 

— Конечно, будь у нас такое же финансирование, как сейчас, мы достигли бы более высоких результатов. Хотя тот «Зенит» был, пожалуй, единственной командой в стране, которую уважал и боялся «Спартак». Мы редко уступали красно-белым, хотя они были вне конкуренции на внутренней арене и на хорошем счету в Европе.

— Представим, что у вас есть выбор: сыграть за «Зенит» того времени или за нынешний. Что предпочли бы? 

— Время не выбирают, но если бы я сейчас был ребенком, этот «Зенит» меня бы не впечатлил. Тогда были петербургские футболисты, и это вдохновляло — за них болел весь город. В наше время их мало, а через год совсем не будет! Поэтому этот «Зенит» для меня, что «Сток Сити» — там не за кого болеть.

— За всю карьеру вы выиграли только один трофей — Кубок России в 1999-м. года. Нет ощущения, что не полностью себя реализовали? 

— Меня никогда не интересовали медали, кубки, трофеи… Это все не то! Да, здорово их иметь, но главное, что люди до сих пор помнят Александра Панова. Играл для того, чтобы оставить о себе память, а не кубки. У некоторых дома целый музей, а о них забыли. У меня ведь была возможность перейти в «Спартак»… Но согласись я тогда, упал бы в собственных глазах, потому что был патриотом Санкт-Петербурга и гордился тем, что играл за «Зенит».

— В прошлые выходные видел вас с сыном на матче «Торпедо» — «Мордовия». Понравился футбол? 

— Нет. Игру команды показывали совершенно невзрачную. Но все равно приятно было побывать на стадионе, где сам играл.

— Обидно, что вновь пошли разговоры о расформировании черно-белых? 

— Конечно, но с другой стороны не понимаю, зачем выходить в премьер-лигу и вылетать на следующей год. Если ты выбился из ФНЛ, то должен решить финансовый вопрос, разобраться со стадионом, набрать приличный состав. Затраты ведь сумасшедшие! Сложно лезть туда, куда не готов.

— Юрий Гаврилов в нашей рубрике говорил, что его в 40-летнем возрасте приглашали в «Динамо». Вам же «всего» 39. Что ответите, если позвонят и предложат заявиться за автозаводцев? 

— Нет, спасибо. Уже возвращался как-то во второй по силе дивизион. Вставать рано, две тренировки, сборы… Вот если бы руководящую должность предложили, можно было бы попробовать!
От матчей сборной ничего не жду 

— Как прокомментируете уход Николая Толстых? 

— Закономерная отставка. Он был словно овца среди волков, которые только и жаждали его убрать. Тяжело работать, когда тебя не поддерживают. За время президентства Толстых лично я не заметил, чтобы в нашем футболе что-то изменилось. С другой стороны не уверен, что будет лучше с другим руководителем. Ни детский, ни женский футбол у нас не финансируется, ветеранов не поддерживают… Получается, РФС существует только для премьер-лиги, хотя и от этого толку чуть — неинтересно смотреть!

— Заявление теперь уже бывшего президента РФС о втором контракте Капелло — защитная реакция или это действительно может быть правдой? 

— Знаете, после драки кулаками не машут. Можно говорить все, что угодно. Пускай докажет, тогда можно будет обсуждать.

— Уход Блаттера — добро или зло? 

— Когда человеку 79 лет, пора и о пенсии подумать. Не знаю, кому добро, а кому зло, но нужен новый энергичный функционер, который займется проведением реформ. Блаттер уже который год напоминал свадебного генерала.

— Как думаете, скандалы вокруг РФС, ФИФА, контракта Капелло могут пагубно отразиться на игре сборной? 

— Мне кажется, на чемпионат Европы мы не выйдем. Нам просто не дадут.

— Именно не дадут — или не сможем? 

— Тоже вопрос! Футбол, в который играет сборная, оставляет много вопросов, а деньги, которые получает Капелло, — перебор. Такое ощущение, что нам их деть некуда, хотя детский футбол у нас умирает. На такие средства можно лигу содержать, не то что команду! Но мы лучше итальянскому тренеру заплатим, чтобы он на пенсии отдыхал на Сардинии и думал: «Какие же русские молодцы!»

— Чего ждете от матчей сборной с Белоруссией и Австрией? 

— Честно сказать, ничего. Жду, чтобы хотя бы не проиграли.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Баннер

Facebook